Карлайл, Англия, 2075 год. 18+
Мира, каким его знали больше нет. Границы измерений стёрты, новые расы, новые войны, общая опасность и борьба за власть. Присоединяйтесь к новой реальности.









The Shadows of Dimensions

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Shadows of Dimensions » Чаепитие в склепе » в круге света


в круге света

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://i.imgur.com/1wbfkYS.png
♫ машина времени - в круге света

Valery Sutton & Lennard Bergman http://funkyimg.com/i/ZizW.gif
Англия, Карлайл; управление полиции, 3 сентября 2070 года.
   http://funkyimg.com/i/ZizW.gifЛеннард получает сообщение о смерти брата и отправляется в Карлайл на опознание. Он думал, что готов к чему угодно, но соболезнующая Валери - воистину удивительное зрелище. 

Отредактировано Lennard Bergman (2017-06-06 20:23:02)

+3

2

Это происходит не с ним.
Леннард уверен, потому что в голосе сотрудника, сообщившего о необходимости приехать в морг, не прозвучало сочувствие. Он не пытался смягчить новость или тянуть время. Может, все дело в профессионализме, в клишированных формах такого рода сообщений, в "правиле пластыря", но есть, черт его дери, шанс, что тело, найденное на свалке в Карлайле - всего лишь тело: бомжа, подобравшего табельное оружие Бена, или карманника, стащившего кошелек с документами.
Они ведь разговаривали еще вчера.
Бергман с непроницаемым выражением лица заходит в кабину лифта; думает, что отнестись ко всему, как к формальности, будет наиболее верным решением; думает, что успокоился, и не замечает, что уже двадцать три раза нажал на кнопку минус-первого этажа.
Двадцать четыре. Столько часов прошло с момента их телефонного разговора. Леннард был занят и почти не слушал брата, на заднем фоне раздавался металлический скрежет и Бергман-старший даже не пытался разобрать слов. Он сказал, что перезвонит позже, но не перезвонил, замотался, засиделся в своем захламленном кабинете, пытаясь увязать одно досье с другим, а затем, очнувшись от рабочего угара в три часа ночи, уснул в комнате отдыха у кофейного аппарата. Коричневое пятно расползлось на рукаве старого растянутого свитера и въелось в швы. Прогорклый запах несвежего кофе, преследующий Леннарда с самого утра, уже не бодрит, а вызывает тошноту.
Инспектор ловит свое отражение в хроме кабины: искажение скрывает следы усталости и Ленни похож на младшего брата больше, чем обычно. Бен часто улыбался. Бергман вдруг осознает, что уже заочно оставил Бена в прошлом, и яростно продирается сквозь медленно распахнувшиеся двери лифта, едва не сорвав с себя куртку.

- Зрелище не из приятных, - будничным тоном говорит бледный - под цвет своего бледно-серого халата - человек. Чувствуется, что этот лысеющий тип повторяет заезженную фразу изо дня в день, на протяжение многих лет, но все еще ждет неординарную реакцию на свои слова. Чем бурнее реакция скорбящих, тем скорее они покинут эти стены, обитель одного-единственного живого и десятка полуразложившихся трупов. Леннард и сам рад убраться отсюда побыстрее, лишь ждет, когда Доктор Ф. откроет мешок и отойдет в сторону. - Голова с этой стороны. Вот здесь.
- Ясно, - почти не открывая рта, произносит Бергман, готовый к худшему, и худшее не заставляет себя ждать. Инспектор издает утробный звук, едва молния мешка отъезжает в сторону: когда вы так похожи, с первой секунды ясно, что за мертвец лежит перед тобой.
- Все ясно, - Леннард делает торопливый полушаг назад, хочет отвести взгляд, но это просто невозможно. Приходится взять себя в руки.
- Примите мои соболезнования, инспектор, - доктор предпринимает попытку закрыть мешок, но Леннард жестом останавливает его.

~ ~ ~

Это точно происходит с ним.
От холода побелели костяшки на пальцах, но по спине медленно ползет горячая капля пота; 'зрелище не из приятных' оказалось его младшим братом и еще долго будет преследовать Леннарда во снах, долгих, липких и до ужаса правдоподобных. Такие снятся людям с незаурядной фантазией, с нарушенной психикой, или людям, повидавшей в жизни слишком много. Покидая морг, Бергман уверен, что видел в жизни все. Нажимает кнопку первого этажа один раз и, когда двери лифта закрываются, он видит в отражении посмертный лик Бена: рваная рана рта, слипшиеся ресницы запавших в череп глаз, недельная щетина, местами отошедшая от челюстной кости вместе с кожей.
Крылья носа трепещут от отвращения и злости. К сожалению, только его вина в том, что он запомнит брата таким - трупом, разобранным на запчасти. Ведь это он не мог встретиться с Беном, раз за разом, два с лишним месяца откладывал семейный ужин и короткие ленчи, в то время, как с Бергманом-младшим происходили невероятные изменения: он худел, старел и он, блять, умер.
Инспектор чувствует, как белки глаз раскалились докрасна, и из последних сил сдерживает слезы. Он ведь мужик, он в Управлении Полиции, и не может позволить себе скулить, как побитая псина. Он лучше подумает, как сообщить о Бене родителям, начать поиски Софи и ДжейБи.
Нежить - последнее существо, которое он хочет видеть после встречи со своими страхами на цокольном этаже участка, но Валери об этом не знает и мертвой хваткой вцепляется в Леннарда на выходе из лифта.
- Ты здесь зачем? - тот же утробный звук, но протяжнее. Наверное на его лице все написано, потому что тонкие руки женщины обвивают шею детектива.

+3

3

Сизый дым наполнил машину, слетая с накрашенных красной помадой губ блондинки. Всего несколько секунд и он стремительной светлой струйкой сбежал сквозь приоткрытое окно,  утягиваемый легким ветерком, показывающий свою власть везде, даже тут, в автомобиле мисс Саттон, который плавно заворачивал к Управлению Полиции.  Сегодня у неё были совсем иные планы, но одна проворная птичка довольно вовремя доложила весьма любопытную новость, в которую, даже темной душонке Валери, не очень-то хотелось верить. Бен Бергман – был хорошим копом. Несмотря на его вечные попытки добраться до скрытых тайн женщины, он был удобным, и это она ценила. Лишь в последнее время он начал доставлять мелкие хлопоты, копая не туда, куда надо бы, но Вэл прекрасно понимала, что ей угрозу он не несет, ведь она слишком хорошо умела опускать концы в воду. Бергман-младший не был опасен и его смерть в какой-то мере огорчила Саттон, вся долгая работа насмарку и необходимо искать новый выход в управлении. Можно было прощупать старшего брата детектива, но… блондинка его слишком хорошо знала. В отличии от своего близнеца Леннард обладал чересчур сложным и непредсказуемым  характером. Помыкать им было трудно, но.. Но.
Потушив окурок о серебряную пепельницу, блондинка выпорхнула через открытую дверцу, кутаясь в плащ от сырого ветра. Погода была под стать настроению – неопределенно паршивой. Цокот каблуков отскакивал от каменных стен, сопровождая мисс до самого лифта, где ожидание начало её слегка раздражать. Вопрос - зачем она тут, все ещё витал где-то на задворках сознания. Густой и бесполезный. Сейчас надо было принять более важное решение – наверх или вниз. Упустить Леннарда она не могла. Люди в своем горе были непредсказуемы, и, если Бергман выйдет из управления, Валери знала, что не найдет его ближайшие дни. А ей казалось слишком важным быть сейчас рядом. И пусть она уверяла себя, что самое главное в том, что он может сказать и выдать в подобном состоянии, внутри женщина понимала, что по какой-то необъяснимой причине просто хочет быть рядом.
И сама судьба подыгрывала ей в этом, ведь стоило железным створкам разъехаться, как её взгляд уперся в нечто, что совсем недавно было самоуверенным нагловатым типом, а сейчас являло из себя разбитого потерянного человека, который, кажется, держался изо всех сил. Не хватало лишь искры, чтоб он сорвался, одной единственной капли, которая переполнит чан эмоций. Только вот что это за собой принесет – ярость, гнев, хаос? Или все же он падет ниц, не в силах выдержать удара? Валери предстояло это узнать.
Всего несколько секунд, стоя напротив, она понимала насколько неуместно сейчас её темное платье, насколько кричаще ярко смотрятся красные туфли и сумка, насколько броско выглядят аккуратно уложенные волосы, которые не тронул ни ветер ни начинающийся дождь. Слишком кричащий контраст легких духов с ароматом бергамота и кисловато-тошнотворного запаха кофе и табака, а ещё… смерти. Его она слишком явственно уловила, настолько отчетливо, что ком подкатил к горлу. Леннард был несчастен, но даже с его красными глазами, пропитанных ненавистью, от которой хотелось сделать шаг назад, даже в этом растянутом старом свитере, спрятанном под помятой, как и его лицо, курткой, даже в отчаянии, которое сочилось из каждой клетки его тела, он не был сломлен. На грани, да. Но не сломлен. Наверное, именно эта черта, эта внутренняя сила, всегда так притягивала блондинку. Наверное, именно поэтому она не отшатнулась, когда его слова, его тон, хлестанули слух. Наверное, именно поэтому, она поняла, что сейчас он не хочет её видеть, но она не уйдет. Наверное, именно поэтому, тонкие руки обвились вокруг крепкой мужской шеи, притягивая его к себе. Она была готова выдержать каждый его выпад, каждое слово, каждую эмоцию. Потому что она знала – она ему нужна. Именно она. Хотя, он ещё не понимал этого.
- Идем.– Вэл шепчет на ухо такие простые слова, пытаясь сдерживать горечь, что сжимает её сердце, при виде состояния Бергмана. Несколько раз моргнув, она пытается откинуть прочь собственные эмоции. Сейчас не время произносить утешительные речи, он и так их наслушался, он и так их услышит не мало. В этот самый миг его надо увезти прочь, подальше от места, где он обязан быть сильным. Места, которое пропитано утратой. - Машина ждет на улице.
Она делает пол шага назад, пытаясь увлечь его за собой. Пойдет ли Ленни с ней? О, несомненно. Поедет ли? Этого она не знала. У них было свое место, где они могли спрятаться от всего мира. Отели слишком утомили за столь долгое время знакомства. А небольшой дом на окраине – личное убежище, безликое, пустое, без вещей и опознавательных знаков. Оно умело хранить тайны, оно не бросалось в глаза, оно не имело соседей. Ещё пол шага назад, пальцы медленно сползают по напряженным плечам ниже, сминая ткань на локтях, и ещё ниже, пока не оказываются у теплой кожи, слегка сжимая чужие влажные пальцы.
- Идем..

+2

4

Бергмана окутывает облако парфюма и сочувствия. Он отмечает про себя, что даже паршивые новости вроде той, что он молча преподносит Саттон, не оставляют на ее лице и тени эмоций. Женщина-политик - то же, что ледяная глыба - мерзлая вода вокруг ее только закаляет. Леннард шарит взглядом у себя под ногами, будто что-то мешает ему сделать шаг вперед. Поднимает глаза выше и, словно заново, видит перед собой Валери.
- Зачем? - тупо повторяет он. Если кто-то скажет Леннарду, что у него шок, Леннард, не задумываясь, вмажет. Но у него действительно шок от увиденного. Можно тысячу раз наблюдать разбросанные части тела, почти не напоминающие человека, разорванные органы, кровавое месиво вместо лиц - человеческая жестокость и ее последствия, давно не трогают. Оставляют неприятный осадок, напоминают о необходимости запечатлеть каждую деталь для последующего отчета, иногда вызывают легкую тошноту, однако - не шокируют. Но Бен..
- Ладно, - словно сознавая нелепость своего поведения, соглашается инспектор и волочится к выходу, увлекаемый Саттон. - Кто тебе сказал? Шеф? - о том, что у Валери свои каналы связи, он знает не по наслышке, но скорость, с которой женщина примчалась в Управление, его удивляет. На секунду он задумывается, останавливается под недоумевающим взглядом Саттон, затем отстраненно продолжает движение вперед, на свет, подальше от покойников. Успеется.

Автомобиль трогается с места, едва захлопывается дверца. Руки Бергмана дрожат, но он уже абстрагировался от своей потери. Стараясь не смотреть на Валери, обеспокоенно наклонившуюся к нему через кожаный подлокотник, он задает себе главные вопросы: мертвы ли невестка и племянник, кто заказал Бена, и связана ли Саттон с убийством? Его мандраж становится чисто рабочим, как обычно. Факты пасьянсом стелятся перед глазами, охлаждая разум, как обычно. У него будет время упиться своей скорбью позже, когда будет найден очередной преступник, а пока что Бергман хватается за возможность допросить первого попавшегося "свидетеля".
- Я говорил с ним чуть больше суток назад. А ты? - все еще не глядя на женщину, Ленни рассматривает пролетающий мимо пейзаж: идеально ровную линию лип, призванных укрыть от проезжей части прохожих. Он плохо помнит Карлайл и этот район в частности. Здесь всем заправляет Совет и истребители - прокладка между обычными людьми и всеми остальными. Карлайл - чужая территория и инспектор прекрасно понимает: то, что он увидел сегодня в морге, он увидел первый и последний раз. Ему не отдадут это дело, никому из его команды это дело не отдадут, и не только потому, что он лондонский легавый. Люди вроде него такие дела не расследуют, и это заочно его уничтожает. Да кто они, мать их, такие? Он использовал каждую минуту, проведенную в компании Доктора Ф. и брата-мертвеца, но только один из них по-настоящему говорил с ним.

+1


Вы здесь » The Shadows of Dimensions » Чаепитие в склепе » в круге света